Прическа как у евгении добровольской

«Мне даже толком не делали предложение — во всяком случае так, как это положено. Тогда мне это было и не нужно, а сейчас я вдруг пожалела...» — рассказывает Евгения Добровольская.

— Евгения, вы вдруг кардинально сменили имидж. С чем это связано?

— Брюнетка я давно, и, кстати, мой родной цвет именно такой. А вот короткой стрижки у меня действительно не было много лет. И видимо, смена имиджа удалась, потому что меня теперь никто не узнает. Недавно мы дочери покупали школьную форму — Настя в этом году идет в первый класс. А мне, как многодетной маме, положена скидка. И вот показываю продавщице паспорт, а она: «Ой, у вас фамилия как у одной артистки». Не сразу поняла, что я, собственно, перед ней и стою. Не скрою, мне моя неузнаваемость нравится... Ну а понадобилась новая прическа для съемок в продолжении сериала «Двойная сплошная» для канала «Домашний» — у моей героини Анны теперь совсем другая жизнь, и надо было это как-то подчеркнуть.

В предыдущей части я снималась с длинными волосами, но там была романтичная история, а сейчас нам нужен более резкий образ. Да мне и самой скучно быть все время одинаковой. К счастью, я могу себе позволить делать все что угодно, потому что я характерная артистка. Это у тех, кто играет героинь, волосы постоянно должны быть определенной длины и одинаково уложены. Правда, в МХТ меня с челкой еще никто не видел, так что посмотрим, что они скажут. Ну а пока я безвылазно сижу в Ярославле на съемках «Двойной сплошной», где мы с младшими детьми Яном и Настей уже второе лето проводим.

— Прошлым летом вы в Ярославле были вчетвером — ваш муж Дмитрий Мананников работал на картине оператором. Сейчас он не здесь?

— Сейчас Дмитрий работает на другой картине в другом месте. А тогда случайно получилось. Он привез нас в Ярославль, и выяснилось, что нужен оператор. Меня спросили: «Женя, ваш муж здесь? Он сейчас свободен? Да? Очень кстати!»

— На этот раз в сериале с вами снялась и Настя. Это ведь ее дебют в кино?

— Ну, дебют — это громко сказано. У нее просто несколько эпизодов. Все снова вышло случайно. Я собиралась привезти Настю в Ярославль попозже, но нашей няне срочно понадобилось уехать к своему ребенку, и мне не с кем было оставить дочь в Москве. А Настя очень деятельная. Сначала она убиралась в моем вагончике, потом стала помогать гримерам и костюмерам — сумки им носила. Тут в Ярославль как раз при­ехала Василиса Немцова — моя сериальная дочка Юля, они с Настей знакомы еще с прошлого года и хорошо ладят, хотя Настя на несколько лет ее старше.

И вот Настя посмотрела, как маленькая девочка работает в кадре, подходит к режиссеру Владимиру Нахабцеву и говорит: «Я тоже хочу сниматься, придумайте для меня роль». А Володя ответил: «Что-нибудь напишем». Героиня Василисы ведь ходит в садик, в этих сценах снимается много детей — вот одну из девочек и дали играть Насте, причем у нее эпизод со словами. Она и гонорар, как положено, получила — первые заработанные ею деньги. Но дебютом я бы это не назвала. Думаю, Настя артисткой вообще становиться не собирается, у нее другая мечта — стать ученым, и как я понимаю, химиком.

— Помню, примерно в ее возрасте Ян играл с вами в нескольких спектаклях в МХТ…

— Просто тогда он был все время рядом со мной, даже в театре. И как раз понадобились дети в спектакль. Теперь Ян уже не играет. Он тоже не хочет быть артистом, слава тебе господи, совсем другие профессии рассматривает. И потом, я в это не очень верю: вот кто-то снимается с детства, чтобы потом стать артистом. Это в Голливуде такое случается, а у нас — нет.

— Но вы же стали актрисой, снявшись в фильме «Клетка для канареек» в детстве!

— Мне все-таки 17 лет было! Не такое уж и детство.

— Ну, в любом случае вы рано начали карьеру. И, кстати, во МХАТ, еще ефремовский, попали довольно молодой — в 26 лет, если не ошибаюсь?

— Сначала я работала в театре «Современник-2», а когда нас оттуда всем составом уволили, 13 человек остались на улице. И Олег Николаевич Ефремов взял всех в театр, целой командой. Сначала мы так командой и держались, и делали собственные спектакли. Потом стали постепенно вливаться в основную труппу. Помню, было страшновато выходить на сцену соСмоктуновским, Евстигнеевым, Мягковым, Калягиным, Саввиной, Лав­ровой, Табаковым. Но они не страшные оказались совершенно, наоборот! Все прекрасные, все великие, все гениальные, они не только сами любили сцену, но и давали возможность быть рядом с ними и учиться у них. Это сейчас какая-нибудь молодая дура начинает пальцы гнуть, не здороваться. А талант — он же должен быть щедрым! И вот артисты того поколения это доказали. Я очень многому у них научилась. Конечно, у всех непростой характер, но в трудную минуту наши великие проявляли удивительную человечность, говорили нужные слова. Помню, как я переживала какой-то очередной развод и в слезах жаловалась Татьяне Евгеньевне Лавровой: «Боже мой! Сколько раз можно начинать жизнь с нуля!» А она мне так весомо, убедительно: «Каждый день!»

— Я знаю, что Ирина Мирошни­ченко вам на рождение дочери подарила свое фамильное кольцо с топазом.

— Ирина Петровна уникальная женщина с каким-то потрясающим чутьем и вниманием к людям. Трижды она попадала в яблочко, когда подходила ко мне и спрашивала: «Жень, что ты так хорошо выглядишь? Беременная?» Казалось бы, в театре все на виду, но именно Ирина Петровна угадала и Николашу, и Яна, и Настю, когда в театре еще никто ничего не знал. В первый раз я удивилась, во второй раз уже напряглась, а в третий я ей радостно ответила: «Да, точно, я беременная!» И вся моя беременность Настей проходила под ее патронажем. Ирина Петровна мне постоянно звонила домой, потом в роддом, поздравила, а когда уже мы встретились, подарила кольцо с топазом. Это было очень трогательно! Кстати, у меня еще есть серьги, подаренныеЛюдмилой Марковной Гурченко — мы с ней с антрепризным спектаклем «Случайное счастье милиционера Пешкина» объездили всю страну и миллион раз выступали в каких-то районных ДК. Я не понимала: как здесь можно выходить и читать стихи? Но Людмила Марковна говорила: «А ты читай вверх, в вечность!» Ведь это же грандиозно! Кстати, она, в отличие от Ирины Петровны, терпеть не могла все мои добровольской беременности: «Женя, зачем эти дети?» У меня тоже сложный характер, и еще токсикоз мучил, так что мы с Людмилой Марковной даже поссорились. Что, конечно, не помешало мне ее обожать. Знаю, она так сказала, потому что очень трогательно ко мне относилась. А иногда я даже думаю: может, она была права?

— Настю вы в театр часто приводите? С артистами она знакома?

— Да, и она этим очень горда. Ведь многие наши артисты говорят голосами героев ее любимых мультиков. Настя очень любит Стаса Дужникова — он озвучивал Ральфа, и у нее есть и его автографы, и фотографии с ним. А Дмитрий Юрьевич Назаров ценен ей тем, что озвучивал персонажей в мультфильмах «Рататуй», «Семейка Крудс». Но больше всех Настя привязана к Ренате Литвиновой, которая тоже играет в МХТ, в «Свидетеле обвинения» — мы с Ренатой там партнерши. И вот она — Настин кумир. Мне кажется, Рената одурманила ее своими духами. Они постоянно щебечут друг с другом, лепечут — о чем, не знаю, я при этом не присутствую.

— Перед открытием сезона в МХТ успеете еще куда-нибудь съездить отдохнуть семьей? Или прямо из Ярославля — в Камергерский?

— К сожалению, выкроить время на отдых очень сложно. Недели свободной у меня не бывает практически никогда. Хотя весной получилось выкроить три дня — с тем чтобы вылететь ночью после спектакля, а вернуться утром в день следующего спектакля. И вот мы с Настькой ездили к моей подруге, журналистке Маше Слоним в Англию, в Девон. Жили в доме, если не ошибаюсь, XVI века, с соломенной крышей. Поездили на английских электричках. В общем, очень интересное путешествие было. И там сбылась Настина мечта — мы ведь с ней обе обожаем детективы, особенно «Шерлока Холмса» Конан Дойла, все истории знаем наизусть, и еще мы поклонницы английского сериала. И вот мы побывали в квартире Холмса на Бейкер-стрит — она оказалась на удивление маленькой: крошечные комнатки, узенькие лесенки, рассчитанные на очень худых людей.

— Вы говорите, Настя любит детективы? Видимо, к школе девочка готова: во всяком случае, читать умеет…

— Ее подготовили в нашем замечательном детском саду «Иван да Марья», в который до Насти ходили все трое моих сыновей, так что я бесчисленное количество раз за последние 30 лет поднималась и спускалась по одной и той же лестнице. Кстати, ни с одним своим ребенком я сама не занималась, у меня на это никогда не было времени, и потом, я нетерпеливая, не умею долго объяснять, начинаю сердиться, а дети расстраиваются. У меня абсолютно нет педагогических способностей. Учить должны специалисты, а мама — это мама, она должна просто любить своих детей. Думаю, в детстве эмоциональный фон важнее всего. И главное, чтобы родители вели себя разумно. Потому что я вот вспоминаю, какая я была молодая мама, это же ужас какой-то! Бедные мои старшие дети. Ну а младшим повезло больше: мама спокойна, мама с ними дома.

— Но тогда же вам нужно было крутиться. Это сейчас можно от чего-то отказаться.

— Я и сейчас от работы не отказываюсь, дело не в этом. Просто тогда, в молодости, казалось, что что-то мешает все время, мне было в тягость, что мы куда-то бежим, чего-то не успеваем. А сейчас я уже понимаю, что все успеть не получится, и рваться, собственно, некуда. При этом я не трачу времени на галиматью. Не хожу ни на какие презентации и тусовки — мне теперь уже интереснее побыть с детьми. И только работа не позволяет мне проводить с ними время еще больше. Сейчас, например, я играю Матрену Тимофеевну у Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре» в спектакле «Кому на Руси жить хорошо». Помню, когда я эту роль репетировала, Настя учила стихотворение для садика, а Яся — для школы. И вот они мне каждый свой стих прочли перед сном, а потом говорят: «Мама, а ты?» Ну я им и выдала монолог Матрены Тимофеевны. А там же жуткая история женщины, битой жизнью и мужем! В общем, мои дети потом полночи заснуть не могли.

— А сейчас что вы репетируете?

— В МХТ наша молодая актриса, я бы даже сказала — совсем юная, очень талантливая Оля Воронина решила попробовать себя в режиссуре и ставит «Вассу Железнову», у меня там главная роль. У нас в театре уже был этот спектакль, тогда я тоже долго репетировала Вассу, но там у меня не сложилось с режиссером, или у него со мной, но история вышла некрасивая. Ну я забыла и забыла. А сейчас мы сделали самостоятельные отрывки, показали, и нам было позволено продолжать, и это вылилось в спектакль на новой сцене МХТ, премьера которого состоится в новом сезоне.

— Вы играете Вассу? Неожиданно…

— Ну не могу же я до сих пор играть Нину Заречную, которую играла в ефремовской «Чайке». Мне хватает, наверное, разума, понимания и мозгов: такие роли я уже отыграла. Это хуже некуда: бродить по сцене в нелепой шляпе и изображать молодую. Хотя на Малой сцене МХТ идет спектакль «Гримерная», и там я раз в месяц играю как раз Нину Заречную. Это японская пьеса про театр, про артистов, про их несбывшиеся надежды, и там есть включения из Чехова. А моя героиня убивает молодую артистку за эту роль, за Нину Заречную. И в какой-то момент читает прекрасный монолог из четвертого акта. Помню, как я ни билась в юные годы, этот монолог у меня не получался. А теперь получился. Если бы Олег Николаевич Ефремов услышал — думаю, он бы порадовался.

— Интересно, есть ли что-то в жизни, что с вами не случилось и о чем вы жалеете?

— Пожалуй, со мной не случилось чего-то романтического. У меня, например, никогда не было свадьбы, белого платья. Мне даже толком не делали предложение — во всяком случае так, как это положено. Тогда мне это было и не нужно, а сейчас я вдруг пожалела, что у меня нет каких-то таких воспоминаний.

— Евгения, вот вы многодетная мать, и дети ваши сильно различаются по возрасту. Поделитесь опытом: в какой момент приходит понимание, что ребенка нужно от себя отпустить? Ведь сколько бы лет ему ни было, для матери он все равно остается крошкой…

— Нет, для меня не остается. С удовольствием, просто пинками отправляю выросших детей в самостоятельную жизнь. Другое дело, что они сами вечно не хотят. И знаете что? Не знаю, как у других, но у меня бывает такое ощущение, что я какая-то маленькая девочка. Иногда сталкиваешься с какой-то проблемой — ну вот, например, мы сейчас ремонт затеяли дома, а это — настоящая головная боль… И вот ты стоишь перед проблемой и думаешь: «Господи, как я могу это решить? Я же ничего не понимаю, я же маленькая!» И тут же вспоминаешь, что нет, не маленькая. Но от этого легче почему-то не становится. Все равно, какими бы мы ни были взрос­лыми, успешными — внутри каждого из нас живет ребенок, верящий в чудеса...


Источник: http://pressa.ru/top10/detail/evgeniya-dobrovolskaya

Закрыть ... [X]

Евгении Добровольской пришлось побриться налысо - 7Дней. ру Все о бархате для ногтей



Прическа как у евгении добровольской Метаморфозы внешности актрисы Евгении Добровольской - Суть Событий
Прическа как у евгении добровольской Евгения Добровольская рассказала о съемках в продолжении сериала
Прическа как у евгении добровольской Евгения Добровольская расказала о съемках в продолжении сериала
Прическа как у евгении добровольской Quot;Идеальный ремонт" у актрисы Евгении Добровольской. Обсуждение на
Прическа как у евгении добровольской Евгения Добровольская: «Счастье умных людей мимолетно»
Прическа как у евгении добровольской Евгения Добровольская без макияжа фото Женские советы Cached Акафист и молитвы Праведному Артемию, Веркольскому Более 25 лучших идей на тему «Бордовые ногти» на Pinterest